Владимир (kritik) wrote,
Владимир
kritik

Categories:

Притчи от Петра Мордковича

2069.jpg

"В одном котле"

Человек умер, и его душа предстала перед Творцом.

— Ты молодец, — сказал Творец. — Ты прожил прекрасную жизнь и заслужил награду. Есть ли у тебя ещё какие-нибудь пожелания, перед тем, как отправиться в рай?

— Да, если можно, — ответил человек. — Я по поводу своего соседа. Он, конечно, преотвратная личность и постоянно делал мне всякие гадости, но я не держу на него зла. Пусть все его злодеяния против меня не зачтутся ему во грех, простятся и забудутся. Быть может, это избавит моего соседа от толики адских мук.

— Да будет так! — согласился Творец и отправил душу праведника в рай.

Умер и сосед того человека, и тоже предстал перед Творцом.

— Мне жаль тебя, — сказал Творец. — Ты извратил всё прекрасное, что в тебе было, изувечил свою душу бесчисленными пороками, и обречён теперь страдать в аду. Но во имя той толики человечности, что ещё осталась в тебе, спрашиваю, есть ли у тебя последнее желание?

— Есть! — ответил человек. — Мой сосед, который недавно умер — не позволяй ему вкушать от райских благ! Пусть истребится душа моя, но слишком велика моя ненависть к нему, обреки и его на все муки ада! Пусть хоть это служит мне утешением.

— Да будет так, — согласился Творец и отправил душу грешника в ад.

И вот сидят они в одном котле, и улыбаются. Грешник — оттого, что его сосед тоже чувствует боль от кипящей серы. Праведник — оттого, что и грешнику позволили принять серную ванну.

И тут нет ничего странного. Они и при жизни варились в одном котле.



"Дорога к мудрости"

Некий юноша со взором горящим, взыскав мудрости, путешествовал по разным землям. И однажды набрёл на крошечный городок, жители которого рассказали, что неподалёку, на горе, живёт святой отшельник — сущий кладезь всяческой премудрости. Настолько, что можно многому научиться, даже просто глядя на него и его действия, а уж если он рот откроет… Словом, юноша решил во что бы то ни стало найти эту гору и этого отшельника.

Один из жителей дал ему подробные инструкции: за городом дорога раздваивается, и идти надо от развилки направо. Потому что именно там живёт мудрец. А левый путь ведёт на гору, где живут одни пастухи, тёмные невежественные люди.

Юноша в точности выполнил наставления и пошёл по правой дороге. Вскоре он поднялся на гору, где жил святой отшельник. Там он увидел небольшую покосившуюся хижину, а в ней — благообразного старика. Тогда юноша устроился в отдалении, поставил палатку и стал наблюдать за жизнью святого. Каждое его деяние действительно казалось наполненным глубочайшим смыслом. Хотя некоторые и трудно было понять. Иногда по несколько часов проводил юноша в раздумьях, силясь найти причины того или иного поступка. Зачем святой переставил чашку с одного края стола на другой? Почему остановился на середине шага и вернулся в дом? Что за странные жесты он произвёл над хлебом, прежде чем есть? Постепенно глубинный смысл внешне обыденных вещей доходил до юноши, и он открывал для себя новые грани мудрости.

Однако прошла неделя, и у юноши кончились припасы. Он снова спустился в город закупить новых и случайно повстречался с тем самым человеком, который объяснял ему дорогу.

— Говоришь, ты нашёл святого отшельника? — спросил этот человек. — Значит, всё закончилось хорошо, ну и хвала небесам. А то я волновался — ведь я по рассеянности послал тебя не в ту сторону! Конечно, идти надо по левой дороге, а не по правой. Надеюсь, ты на меня уже не сердишься?

Не помня себя от стыда и досады, юноша побежал по левой дороге. Как он мог так ошибиться и целую неделю набираться мудрости у обычного старого идиота?!

Каково же было его удивление, когда дорога привела всё к той же хижине! В этом краю была только одна гора. И две дороги, ведущие к ней.


"Очень маленькое число"

Жили-были Вселенские Константы. И куча разных переменных.

А среди них жила одна крошечная константа, характеризующая невесть что. Такая мелкая, что её и не открыли ещё. Вообще никто не знал, что она существует. Да что там — даже рядом с массой покоя фотона она казалась сущей козявкой. Но при этом маленькая константа имела свою гордость и очень ответственно относилась к своему постоянству. Не хотела расти ни за какие коврижки, сколько её ни убеждали другие, более солидные константы.

— Ну подумай сама, — говорила ей Постоянная Планка, — что случится, если ты станешь всего в десять тысяч раз больше? Тебя, по крайней мере, тогда хоть вычислить смогут. А сейчас из-за тебя одной масса Вселенной не сходится с расчётной! Тебе не стыдно?

Константе было стыдно, но она упрямо вздёргивала подбородок — красивый жест, если бы кто-то смог его разглядеть.

— Да что ты вообще означаешь?! — набрасывалась на неё Третья Космическая (которая, по большому счёту, не была настоящей постоянной, но держалась среди них благодаря обширным связям). — Ты что, отвечаешь за силу тяготения? Нет! За скорость света? Тоже нет.

— Я — коэффициент этой… ну… её не открыли ещё.

— Ну кого, кого?

— Ну… губельдючести.

— Да-а? И что же именно у нас обладает губельдючестью?

— Ну эти… кузявки.

— Кто?!

— Ну они мелкие такие…

— Кварки, что ли?

— Нет, другие. Их не открыли ещё.

— А какая польза от этих кузявок?

— Не знаю я! Этого ещё никто не придумал!

— А они не могут быть немножко более губельдючими? Пойми, ведь стыдно за тебя, ты нам весь справочник позоришь!

— Да не знаю! Может, могут, может, нет. А вдруг я увеличусь, и произойдёт что-то страшное!

— Да у тебя мания величия! — припечатало Пи. — Мнишь о себе невесть что, а сама при этом стремишься к нулю!

Это была неправда. Константа не стремилась к Нулю. Она им восхищалась на расстоянии, но это, конечно, не их собачье дело.

Прочие постоянные (и даже некоторые переменные!) стыдились находиться в одной компании с маленькой константой. И всячески её унижали. Хотя, казалось бы, куда уж дальше. Константа и так была меньше некуда. Но стойко переносила все нападки, хотя это и было нелегко. И даже когда на неё начинало давить Ускорение Свободного Падения, она держалась.

Очень долго держалась. С самого Большого Взрыва и почти до сего дня. Но в конце концов не выдержала. Попробуйте сами в течение стольких миллионов лет постоянно слышать, что вы — ничтожество! И константа, всхлипывая, устремилась к Нулю, который единственный её ни в чём ни разу не упрекал (о да, Ноль — это совершенство, недаром же он Абсолютный!).

Тут бы и написать, что мир без неё рухнул. Но нет. Стоит, как видите. И внешне в нём даже ничего не изменилось. Но в мире больше не стало губельдючих кузявок — ибо, как известно, кузявки с коэффициентом губельдючести ноль существовать не могут. И никто никогда не узнает, что же они из себя представляли, и какую невосполнимую потерю понёс мир, каких блистательных возможностей лишился. Если, конечно, от кузявок вообще могла быть хоть какая-то польза.

Зато масса Вселенной наконец-то сошлась с расчётной.



**********
Пётр Мордкович.  Женат, двое детей. Широко известен под псевдонимом Пётр Бормор. Ювелир, писатель. О себе говорит: «Пишу, что в голову взбредёт»


притчи.ру
Tags: притча
Subscribe

  • Здравый юмор

    Запустил бабу к себе на кухню со словами "Давай впечатли меня", а сам ушел. Она сожрала все что было в холодильнике и пошла спать.…

  • На заметку! Ленивым посвящается...

  • Здравый юмор

    Вот вы расстраиваетесь, что нельзя «просто унести понравившегося человека к себе домой». А если поразмыслить, то куда его поставить,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment