Владимир (kritik) wrote,
Владимир
kritik

“Пункт, который...”

Перед началом смены у шахтеров было профсоюзное собрание. Профорг участка, размахивая руками и ругаясь, отобрал у игроков домино и призвал всех к порядочку. Потом постучал авторучкой по каске впереди сидящего паренька и объявил повестку: принятие обязательств к юбилею шахты. Все закурили и стали слушать.

Пункты обязательств были все нормальные, обыкновенные: выдать сверх плана столько-то, кое-что внедрить, кое-что изжить. И, конечно, повысить культуру.

— Есть дополнения? Возражения? — привычной скороговоркой бормотнул профорг. Передохнул секунду и уж открыл рот, чтобы закруглиться — кто за? кто против? воздержался? принято единогласно. И вдруг заметил из-за касок неуверенно поднявшуюся руку.

— Это кто там? Ты, Семенов? — удивился профорг. — У тебя что, возражения?

— Не.

— Так какого же ты...

— Дополнение у меня.

— Хм!

Все оглянулись. Поднялся молодой плечистый парень. Снял каску, повертел и опять надел.

— Я дополнение хочу... Как комсорг участка предлагаю пункт.

— Какой, к дьяволу, пункт? Не тяни, на смену пора. Семенов кашлянул в кулак, вздохнул. И объявил:

— Предлагаю изжить на участке матерщину. Извиняюсь, конечно, за выражение.

Наступила тишина. Народ безмолвствовал.

— Как...как ты сказал? — переспросил профорг.

— Да вот ругаемся мы нецензурными выражениями. Так изжить бы это как-нибудь. А то вон уборщица тетка Фиса в противошумовых наушниках на работе ходит. А что, неправда?

— М-м... — глубокомысленно сказал профорг и постучал опять авторучкой о каску впереди сидящего, хотя тишина стояла идеальная. Кто-то спросил шепотом:

— Как, совсем изжить?

— Ну да.

Теперь все повернулись к профоргу. Он сказал:

— М-м... Это очень хороший пункт. Поскольку мы должны повышать культурный уровень... Но примет ли коллектив такое?..

Вскочил усатый здоровяк и крикнул:

— Да вы что, мужики! Как же тогда работать? Как мы будем давать сверх плана? — В волнении он сунул сигарету в рот горячим концом, обжегся, плюнул, ругнулся... зажал себе рот ладошкой.

— Во-во, сядь и закрой свой курятник, растак тебя... — профорг спохватился и опасливо посмотрел на Семенова.

Тут все завозились, зачесались, заговорили.

— Нельзя же вот так сразу...

— Вот не было печали!

— Работа ж не заладится.

— Ты что же это, Семенов, а?

— Ты, Семенов, неправильной дорогой идешь.

— Традиции, понимаешь, они...

— Без этого самого как без курева. Вспотевший Семенов обмахивался каской, как веером:

— Да вы чего на меня все наперли, черт вашей матери! Я ж только предложил, что, мол, хорошо бы.

— Без тебя знаем, что хорошо бы. Но неприемлемо никак.

— Лучше пускай мы еще руды дадим сверх плану, чем так-то...

— Лучше мы как-нибудь иначе повысим культуру, туды ее...

Профорг колотил ручкой сразу по двум каскам, словно барабанщик в рок-ансамбле.

— К порядочку, к порядочку, материны дети!

Его послушались, вопросительно затихли. Почесав авторучкой за ухом, он сказал:

— В самом деле, Семенов, этот пункт как будто не того... Нет, в принципе он правильный, но... Понимаешь, как-то неприлично его вписывать. Обязательства пойдут в шахтком, в партком, там их будут читать женщины, и вдруг такое понаписано! Некультурно получается. Передовой участок, и такие странные пункты, которых никогда нигде и не бывает. Ты, Семенов, возьми свой пункт назад, пожалуйста.

Публика с надеждой обернулась к Семенову.

— Ну? Берешь, что ли, обратно?

— Ага, — вздохнул Семенов.

— Ну и молодец, ну и порядочек! — возрадовался профорг. — Так кто за принятые обязательства...без дополнения? Так. Кто против? Воздержался? Принято единогласно.

И шахтеры, ласково поругивая образумившегося Семенова, отправились на смену...


Владимир Печёнкин





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments